Фелисио Форбс: "На русском пока говорю только "Привет, как дела?" и могу немного ругаться"

Два месяца назад 22-летний защитник Крыльев Советов" Фелисио Браун Форбс дебютировал в российской премьер-лиге в матче 9-ого тура против "Урала". В интервью корреспонденту Волга Ньюс самый улыбчивый и общительный новичок "Крыльев" рассказал, как он осваивается в Самаре.

– Фелисио, ты в Самаре играешь третий месяц, привык уже?

– Конечно, благодаря ребятам из команды, я быстро адаптировался. Мы в свободное время вместе ходим по магазинам, в рестораны. Я был и на набережной, и просто по городу гулял.

– Самара – все-таки не Москва и не Берлин. Не скучно в нашем городе?

– Знаешь, особенно скучать не приходится – тренировки, игры. У футболистов довольно насыщенный график, свободного времени мало. Так что в общем-то не имеет значения, в каком ты городе, потому что почти постоянно находишься на базе или стадионе, или на выездах.

– Заметил, что в России люди не очень-то улыбчивые? Наверное, непривычно после Европы...

– Ну, мне в основном попадаются приветливые люди. Я же бываю не так много где – в магазинах и кафе обычно улыбаются. Но заметил, конечно, что по сравнению с Европой народ более угрюмый. В Германии люди более открытые и чаще улыбаются. Даже не знаю, почему.

– Ты у нас не очень давно. Как думаешь, приобрел уже фанатов? Тебя уже узнают на улицах?

– Да, болельщики подходят, конечно. И автографы берут, и фотографируются. Чаще всего в магазинах узнают.

– А часто ты ходишь по магазинам? Многие спортсмены настоящие модники. А ты?

– (Смеется). Я на моде не помешан, но, конечно, слежу за тенденциями и люблю хорошую одежду. И по магазинам хожу с удовольствием.

– Где шопинг лучше – у нас или в Европе?

– В России немного дороже, чем в Европе. Но в целом, наверное, особой разницы нет, магазины почти одинаковые. Я вообще люблю делать покупки в Берлине. Я там уже знаю все магазины, все отделы. В Самаре все-таки знания языка не хватает, чтобы спокойно ходить за покупками, только по мелочи в основном.

– Чего тебе здесь не хватает из того, что есть в Германии?

– Да, есть одно. Такое блюдо — дёнер-кебаб. У нас его на улицах продают.

– А что это? Что-то мясное, судя по названию?

– Да, турецкая кухня. Это мясо и овощи, завернутые в лепешку. Мясо висит на вертеле, и с него срезают кусочки.

– А, у нас тоже такое есть! Называется шаурма. В основном летом на набережной продается.

– Шаурма? Надо запомнить, спасибо.

– У тебя интересная семья – мама немка, папа костариканец. Какая культура все-таки преобладает?

– Даже не знаю, у нас намешано всего понемногу, наверное. Папа, конечно, более простой в общении, а мама более серьезная и строгая. Наверное, они друг друга уравновешивают.

– У них бывали разногласия по поводу твоего воспитания? Все-таки костариканцы, наверное, более веселые и расслабленные, а немцы более педантичные, сдержанные.

– Нет, у них никогда не было конфликтов на почве моего воспитания, несмотря на все различия в культурах. Они просто оба интуитивно делали, как лучше для меня.

– А чья идея была отдать тебя в футбол?

– Моя, наверное. Я с мальчишками постоянно гонял мяч на пляже и меня заметил тренер из детской футбольной школы.

– Родители не были против такого увлечения?

– Нет, они меня очень поддерживали. Всегда говорили, что я могу стать кем угодно! Что нужно следовать за своей мечтой.

– То есть не было такого, что они говорили, что футбол — это не серьезно, и нужно получить "нормальную" профессию, типа юриста или врача?

– Нет-нет, они на меня никогда не давили. Даже обычно строгая мама меня не заставляла заняться чем-то другим.

– Ты переехал в Германию из Коста-Рики как раз к начальной школе. В классе ты чувствовал себя немцем или иностранцем?

– Ну, я в Коста-Рике не очень долго прожил, родители решили, что все-таки в школу ходить лучше в Германии. Я очень быстро адаптировался и не чувствовал себя иностранцем. Я и сейчас считаю себя больше немцем.

– А как у вас в классе дети сидели в классе – по национальностям или мальчики с мальчиками, девочки с девочками?

– Когда были маленькие, конечно, садились мальчики с мальчиками, потому что еще стеснялись девочек, а потом уже перемешались ближе к старшим классам. Но по национальностям никогда не рассаживались.

– Какая у тебя была любимая игра, кроме футбола?

– Конечно, игровая приставка! Мы с мальчишками резались во всякие драки с большим удовольствием! (с азартом демонстрирует, как играл на джойстике)

– Ты ведешь свою страницу в Фейсбуке, там довольно много подписчиков. Страница на трех языках — немецком, английском и русском. На русском сам пишешь или кто-то помогает?

– Я на русском пока еще не говорю, только "Привет, как дела?", ну и ругаться могу немного. В Фейсбуке на русский переводить мне помогает наш администратор команды.

– В "Крыльях" есть какая-то политика команды, что можно публиковать в Интернете, а что нет?

– Нам не говорят, что можно, а что нельзя публиковать, но это в общем-то и так понятно. А в Германии более строго к информации относятся, но я ни разу не сталкивался с какими-то проблемами по этому поводу.

– В Германии как с дисциплиной в командах? "Стучат" тренеру на товарищей, если кто-то режим нарушает, например?

– Нет, такого нет. Но дисциплина, конечно, жесткая.

– На твоей странице в Фейсбуке есть фотография ужина, который ты приготовил сам. Это твое хобби?

– Это не столько хобби, сколько необходимость. График напряженный – тренировки по будням, игры по выходным, нужно быть в форме, поэтому я соблюдаю диету и вообще веду здоровый образ жизни. Я не пью и стараюсь правильно питаться.

– Ты сам составил себе диету или обращался к специалисту?

– Здесь я сам себе составляю меню, а в Берлине у меня есть диетолог. По его советам я и питаюсь. Строгой диеты у меня нет, просто какие-то принципы правильного питания, подходящие под мой ритм. Я серьезно отношусь к тому, чем занимаюсь, и хочу выкладываться на 100%, а для этого нужно следить за своим образом жизни.

Екатерина Неткачева
"Волга ньюс"
25 ноября 2013 года.