География Канчельскиса требует продолжения

В воскресенье в одном из самарских торговых центров состоялась презентация книги-автобиографии Андрея Канчельскиса "Моя география". "В Самаре книга появилась в продаже в сентябре этого года, – рассказывает Михаил Чернов, друг Андрея и по совместительству глава рекламного агентства, с помощью которого и была организована презентация. – Для повышения продаж и просто для рекламы книги мы решили провести подобное мероприятие". Чернов и Канчельскис обратились в несколько книжных магазинов Самары, и расторопнее всех оказалась "Чакона", пригласившая журналистов и болельщиков на встречу с автором книги.

Саму книгу можно поделить на две части. Почти половину занимает рассказ о "Манчестере Юнайтед" – первом зарубежном клубе Андрея. Эта часть автобиографии уже выходила в Англии отдельной книгой на английском языке. Затем идет рассказ об остальных клубах Андрея, завершающийся уходом из шотландского "Глазго Рейнджерс" в английский "Саутгемптон" в 2002 году.

Язык книги прост и понятен, читается на одном дыхании. С одной стороны, рассказ искренен, с другой, Андрей сам говорит, что старался сгладить углы, вспомнить скорее хорошее, чем плохое, стремился к тому, чтобы его порой скандальные расставания с клубами не отражались на в целом положительном тоне рассказа о командах. Андрей вспоминает скандально известную книгу – автобиографию полузащитника "Манчестера Юнайтед" Роя Кина, где тот – и в жизни всегда открытый – был слишком откровенен и прямолинеен. Бескомпромиссные суждения ирландца коснулись и многих его партнеров. "Я, читая книгу Кина и в очередной раз сталкиваясь с нелицеприятными высказываниями в чей-то адрес, не мог избавиться от мысли: "Ну вот, сейчас и до меня дойдет черед". Не дошел: я оказался пусть и не единственным, но одним из очень немногих, о ком Рой написал хорошо", – замечает Андрей.

Полузащитник "Крыльев Советов" с шестнадцати лет знает Дэвида Бекхэма, Гари Невилла, Пола Скоулза и других звезд "Манчестера" – но надо отметить, что звездами эти футболисты стали уже после того, как звездой стал сам Канчельскис. Словами восхищения описывает он игру Эрика Кантона, с которым они когда-то составляли атакующий дуэт "Манчестера" под названием Кан-Кан. Канчельскис близко знаком и с Алексом Фергюсоном – бессменным тренером манкунианцев последних двадцати лет, который если когда и уйдет из "МЮ", то, по словам Андрея, только на пенсию. "Алекс Фергюсон, вне всякого сомнения, умеет выигрывать… Во многом достижения босса (так в Англии принято называть главного тренера. – Прим. М.П.) объясняются его трудолюбием. Он посвящает работе буквально все свое время. В наших тренировках он любил принимать самое активное участие, и всегда очень радовался, если ему удавалось дать хороший пас во время двусторонних игр. Я не переставал удивляться тому, что, когда он забивал гол, выводивший его команду вперед, игра тут же прекращалась, так что этот гол становился победным. Видимо, босс по-прежнему хотел быть игроком".

Десятая глава книги – "Под флагом родины" – как нетрудно догадаться, посвящена выступлениям Канчельскиса за сборные… Во множественном числе, потому что их было несколько. Кроме сборной России, в свое время Андрей мог выбрать Украину – он родом из Кировограда, или Литву – оттуда в свое время в Кировоград приехал проходить армейскую службу его отец Антанас Канчельскис. В итоге Андрей сыграл за три сборных команды: молодежную сборную СССР (чемпионы Европы 1990 года), сборную СНГ на ЧЕ в Швеции в 1992, сборную России на ЧЕ-1996 в Англии. В чемпионате мира 1994 года Канчельскис участия не принял из-за известных событий – его подпись стояла под "письмом четырнадцати", адресованном Шамилю Тарпищеву, советнику президента России по спорту. Андрей подробно рассказывает об этой ситуации – в то время, как часть футболистов отказалась от своих подписей и в итоге поехала на чемпионат, Канчельскис этого делать не стал. "Давши слово, держись", – цитирует он пословицу и подчеркивает, что был согласен с каждым словом этого письма. "Если вы спросите меня сегодня, были ли, на мой взгляд, наши действия ошибкой, я отвечу: "Да". Добровольно отказаться от участия в таком турнире, как мировое первенство (тем более, что, как показала жизнь, это был наш единственный шанс), разве это не ошибка футболиста? Ошибка, да еще какая! Но вот другой вопрос: был ли у нас шанс избежать этой ошибки? На него я едва ли смогу ответить определенно".

"И как они умудряются тут играть в футбол, вместо того, чтобы постоянно радоваться солнцу и развлекаться?" – таковым было первое впечатление Канчельскиса об Италии, куда он переехал в 1996 году. На презентацию в качестве игрока "Фиорентины" полузащитник необдуманно надел галстук в черно-белую полоску. Его вовремя предупредили о том, что галстук надо снять – ведь это цвета "Ювентуса", злейшего врага флорентийцев. Впоследствии Андрею пришлось стать свидетелем настоящей войны фанатов. А также и бешеной любви: во время домашнего матча с "Миланом", после того, как "Фиорентина" повела 2:0, на поле высыпали болельщики и "разобрали" футболистов на сувениры. Игра продолжилась только после того, как команда сходила в раздевалку и оделась в новую форму.

Не остались без внимания в книге и английские, и шотландские болельщики, и отношения Андрея с партнерами, тренерами, руководством, врачами, журналистами, переводчиками и другими людьми, без которых не представить быт футболиста. С иронией он рассказывает о порядках, царивших в "Глазго Рейнджерс" во времена, когда там работал нынешний тренер "Зенита" Дик Адвокат – штрафы за опоздание на завтрак или носки не того цвета…

Заключительную главу, или послесловие, Андрей посвятил своим близким друзьям, в которой говорит им спасибо за то, что они были и есть рядом с ним.

Что ж, нам остается ждать продолжения книги. Сам футболист не исключает возможности, что книгу придется переписать в очередной раз – добавив главу о возвращении в Россию, в которую, несомненно, войдет и рассказ о жизни в "Крыльях Советов".

Мария Прияткина
"Самарский Футбол"
13 ноября 2006 года.