Объяснительная не требуется

Считается, что вся советская журанлистика состояла исключительно из трех жанров: ода, рапорт и донос. Если так, то спортивной прессе приходилось развивать еще одно замечательное направление: объяснительная записка. Если ни о каких неудачах в других сферах жизни читатели и зрители одной шестой части суши просто не узнавали, то на спортивных аренах, где "наши" очень часто встречались вовсе не с "не нашими", от поражений не был застрахован никто. Не говоря уж о неудачах в международных матчах, скрыть которые тоже было невозможно. И поэтому из раза в раз требовались объяснения: что же на этот раз помешало местным славным парням - плохое поле, мокрый мяч, утомительная дорога, нечистоплотный судья или же обычное человеческое невезение. Это как в работе над мыльной оперой: есть набор ее героев и есть перечень разных жутких трагедий и невероятных событий, коорые могут произойти в любой момент с каждым из них. Остается только ткнуть пальцем в небо и решить, кто сейчас навсегда потеряет память, а кому предстоит стать жертвой очередной коварной интриги...

Но вообще-то я о футболе... В нынешнем сезоне самарским журналистам не приходилось сочинять объяснительные записки. Да, "Крылья" порой терпели поражения, но лица своего не теряли ни разу. И всяких разных интересных событий вокруг команды было все время столько, что интерес к ней оставался неизменным вне зависимости от результата. И вот - два подряд болезненных поражения на минувшей неделе: просто отвратительная игра с "Торпедо"-ЗИЛ и весьма посредственная - со "Спартаком". Крах медальных и еврокубковых надежд. Разочарование и обида. И ощущение бессмысленно потраченных эмоций, времени и денег...

Причины каждой из этих неудач найти при желании нетрудно. Можно, например, сказать, что "Крылья" проиграли "Педозилу" по той же причине, что и "Локомотив" - "Черноморцу": через два дня после матчей с аутсайдерами и тем и другим предстояли чуть ли не самые главные поединки сезона, а сделать последний шаг перед решающим иногда бывает куда сложнее, чем кажется. Или сослаться на то, что сборники вернулись в клуб совсем не в томи состоянии, в каком уезжали. Причем это будет сущей правдой: Владимир Шунейко присутствовал фактически на похоронах белорусской национальной команды, а Андрей Каряка прикоснулся к триумфу российской сборной - подобные мероприятия так просто не проходят. Карен же Дохоян вернулся с ничего не значащего матча Армения - Норвегия с травмой. И, как выясниолось, Мирджалол Касымов в том состоянии, до которого его довели многочисленные матчи за Узбекистан, тоже мог в Москву и не лететь. (В субботу, кстати, узбеки, имея перевес в два мяча, проиграли беспросветному аутсайдеру группы Оману со счетом 2:4 и лишились шансов на поездку на чемпионат мира.) И получилось, что полкоманды были просто не готоваы к матчу с соперником, для которого эта игра была вопросом жизни и смерти. Конечно, "Крылья" выглядели более чем бледно.

Или взять игру со "Спартаком". Чего проще списать поражение на простуду Александра Лавренцова! Ведь это же действительно оказалось едва ли не решающим обстоятельством, повлиявшим на результат матча - второй вратарь "Крылышек" Алексей Поляков был в субботу больше узбеком, чем волжанином, а Денису Вавилину просто не хватило опыта, чтобы противостоять "Спартаку". Вот самарцы, здорово начавшие матч, и сникли после первого гола, пропущенного из-за явного вратарского промаха. "Спартак", потерпевший за три дня до приезда в Самару тяжелое поражение в Праге, был далеко не в лучшем состоянии - москвичи даже отменили предматчевую тренировку, но воспользоваться этим "Крылышки" не смогли. Хотя шанс имели действительно неплохой.

Словом, оправдать каждое из этих поражений в отдельности совсем нетрудно. Но, если говорить по большому счету, любой аргумент, хоть и был весьма существенным, никак не должен заслонить главное. Похоже, "Крылья", в течение долгого времени показывавшие лучший футбол в стране, оказались не готовы к борьбе за самые высокие места в принципе. У клуба набралось столько организационных проблем и проколов, что рассчитывать на успех в тот момент, когда пошла настоящая борьба, стало сложно. Почему, скажем, "Сатурн" смог избавить своих лучших игроков от поездки в сборную Молдавии, а "Крылья" дисциплинированно отпустили всех? Почему у нас не нашлось, образно говоря, лишней миски плова для Александра Лавренцова и мы в решающий момент остались с Вавилиным и Малолетневым - "Локомотив" же отпускал своих узбеков тогда, когда считал нужным! А возьмите "Спартак" - отпустив Филимонова и потеряв из-за травмы Левицкого, он остаолся не торлько с молодым Кабановым, но и с основными голкиперами сборных Боснии и Македонии - Кабанов-то играл отнюдь не от безысходности, как у нас Вавилин. Спартаковцы Фло и Василюк тоже оказались не в Самаре, а в Москве и терзали нашу оборону, играя за спартаковский дубль. "Крылья" же возможности варьировать составами не имеют вовсе.

Ну, а условия, в котроых живут и работают лидеры чемпионата, и вовсе несравнимы с самарскими. Да, "Анжи" в прошлом сезоне удалось приблизиться вплотную к пьедесталу в роли команды-бомжа, но ведь нынешние возмутители спокойствия - "Зенит" и "Сатурн" - несравненно сильнее во всех отношениях. И бороться с ними сложнее. Даже если вместе с Тихоновым, Бушмановым и Ткаченко.

Так что ни в каких оправданиях "Крылья", наверное, и не нуждаются. Они и так пытаются сделать все возможное, чтобы не портить впечатление от такого многообещающего сезона.

А при желании можно найти положительныен моменты и в игре со "Спартаком". Скажем, обратила на себя внимание та радость, с которой гости встретили финальный свисток - значит, не такой уж и легкой была их победа. И еще очень понравилось отношение наших футболистов к молодому вратарю. Вот что говорит об этом сам Денис Вавилин:

- Никто мне и слова обидного не сказал! Я ребятам за это очень благодарен. Да и вообще за игру - я все время чувствовал, как они пытаются помочь мне, сыграв в обороне как можно строже.

- Признайcя: ты надеялся, что Лавренцов все же поправится, или обрадовался тому, что предоставилась возможность сыграть?

- Другому человеку никогда нельзя желать плохого. Но, честно говоря, я в этом матче очень хотел выйти на поле в основном составе!

- Волновался сильно?

- Я и сам удивлялся, но чувствовал себя абсолютно спокойно и уверенно. А что бояться-то? Такие же люди там в футбол играют. И, считаю, мы вполне могли не уступить "Спартаку".

- О пропущенных мячах что скажешь?

- Первый - безусловно, моя ошибка. Мяч уходил на угловой, и я попытался выбить его в аут. А получилась такая срезка - нарочно не придумаешь. Что же касается второго гола, то в нем, думаю, такой большой моей вины нет - уж больно хорошим получился удар у Баранова. Впрочем, честно говоря, сейчас я не совсем готов анализировать свою игру - завтра буду крутить запись этого матча и анализировать, что так, а что - нет.

- Ты отдаешь себе отчет в том, что сегодняшний день все равно будешь вспоминать всю жизнь? Или, наоборот, хочется поскорее вычеркнуть его из памяти?

- У меня сейчас мысли очень разные. Но то, что этот день для меня особоый, я понимаю.

- То есть желания все бросить и больше никогда не вставать в рамку не появилось?

- Не-ет. Я ж понимаю, что одним промахом жизнь не завершается.

- Ты читал, какие ошибки совершал за заре своей вратарской карьеры Лев Яшин?

- Нет. Но и так догадываюсь, что без них не обойтись.

- А разве может быть иначе, - говорит капитан "Крылышек" Андрей Коновалов. - Мы же все когда-то были дебютантами - и ошибались, и голы "привозили". Надо по-человечески к этому относиться.

- Но на характер игры то обстоятельство, что ворота защищает не Лавренцов, повлияло?

- Конечно. Мы не могли позволить себе сыграть в такой же атакующий футбол как обычно. Можно назвать это скованностью, можно - осторожностью. Но играли мы действительно с оглядкой на тылы.

- Даже в конце матча? Признаться, немного удивило то обстоятельство, что, отквитав один мяч, "Крылья" не смогли организовать даже подобия финишного штурма...

- Не смогли, согласен. Но тут - причина в другом. Не могу не признать: в конце матча соперник выглядел посвежее нас.

Арнольд Эпштейн
"Самарское обозрение"
15 октября 2001 года.