Герой месяца

Сергей Булатов
"Купцы" из Элисты старались напрасно

Бывший форвард калининградской "Балтики" стал единственным приобретением "Крыльев" в завершившийся восьмого августа период дозаявок. И одновременно не менее удачным, чем сделанные год назад, когда Махлюф и Сафронов преобразили нападение команды. Вот и Сергей Булатов в трех своих первых матчах в самарском клубе, сыгранных в июле, записал на свой счет два мяча. А в августе забил еще столько же.


- Сергей, вы забивали голы во всех лигах российского чемпионата, кроме третьей. Причем успели поиграть в пяти клубах. Вы считаете, что для "чистого" форварда не имеет большого значения, в какой команде и на каком уровне играть - был бы бомбардирский талант?

- Так уж случилось, что во второй, первой и высшей лигах я дебютировал достаточно успешно. Но все же не сомневаюсь, что для любого нападающего важно привыкнуть к игре своей команды. И по-настоящему он раскрывается через год-другой после дебюта. Так и у меня получилось - оказавшись в "Балтике" в девяносто четвертом, я два следующих сезона был одним из главных снайперов клуба.

- Тем более странно, что уже в начале нынешнего чемпионата у вас возник конфликт с тренером "Балтики" Леонидом Ткаченко. Он что же, назревал давно?

- Не думаю. У каждого по этому поводу может быть свое мнение, ну а я готов высказать собственную версию о причинах конфликта. В межсезонье еще все было нормально. На мой взгляд, я подготовился к чемпионату неплохо, на сборах забил половину всех мячей команды. По-моему, главная причина осложнения наших отношений с Ткаченко - финансовые проблемы "Балтики". В Калининграде сменился губернатор, что нездорово сказалось на материальном положении клуба. А как раз в конце нынешнего сезона он должен был со мной полностью рассчитаться - у меня заканчивался контракт. Но в контракте был пункт, где говорилось, что клуб может не выполнить свои обязательства, если я не сыграю 75 процентов матчей чемпионата. И примерно с пятого тура я вдруг стал оказываться в запасе без всякого объяснения тренеров. Перед матчем девятого тура с "Торпедо" я решился поговорить с Ткаченко. Наш разговор сразу пошел почему-то на повышенных тонах. Хотя я и не навязывал тренеру свою точку зрения, что обязательно должен выходить на поле в каждом матче. Просто потребовал подтверждения, что все условия контракта будут выполнены. Но мы так друг друга и не поняли. Против "Торпедо" Ткаченко меня так и не выставил. "Балтика" тогда проиграла 0:1, но тренеры по ходу игры даже не попытались усилить атаку. А наши отношения с Ткаченко еще более обострились. После матча с "Торпедо" он пожаловался в интервью корреспонденту "Спорт-экспресса", что в его команде возникли кадровые проблемы! "Перминов получил сотрясение мозга, - заявил он, - а у Булатова - пожизненное сотрясение..." Потом я сказал Ткаченко, что, наверное, для тренера несолидно делать подобные заявления в центральной прессе. Но и в дальнейшем я редко попадал в состав. И скоро понял, что придется искать новый клуб.

- "Балтика" в середине сезона выставила на продажу сразу несколько игроков. В команде образовалась группировка, оппозиционная по отношению к тренеру?

- Нет, никогда в "Балтике" не было никаких группировок. Думаю, именно благодаря сплоченности команда и добилась своих успехов. Поэтому и обновление состава, затеянное Ткаченко, прошло безболезненно. Новички, оказавшись в благоприятной атмосфере, поддерживаемой ветеранами, смогли быстро раскрыться. И хотя мне пришлось уехать из Калининграда, я очень рад, что команда по-прежнему в порядке.

- Вы ведь около двух месяцев просидели в "Балтике" в запасе. В то время тренировались в полную силу?

- Да, я работал как обычно. И благодарен руководству "Балтики", что оно, не рассчитывая на меня, хотя бы позволило тренироваться вместе с основным составом.

- А вы своей работой на тренировках уже не пытались отстоять свое место в основе?

- Нет, я понял, что оказался не нужен "Балтике". Клубу было выгоднее меня продать, чем выполнять условия контракта. Кстати, сумма трансфера, полученная "Балтикой" за меня, оказалась самой большой в истории команды - насколько я знаю, и за Герасимца, и за Шуканова она получила меньше.

- Известно, что приглашение из Самары было у вас не единственным. Почему вы выбрали "Крылья"?

- Они стали едва ли не первой командой, заинтересовавшейся мной. Сначала, впрочем, большинство предложений поступали от клубов первой лиги. Потом приглашали еще ЦСКА и "Зенит". А недавно выяснилось, что мной интересовалось и московское "Динамо". Но об этом я достоверно узнал только от игроков этой команды, когда они приезжали на недавний матч в Самару. А вот руководители "Балтики" мне ничего о предложении "Динамо" не говорили. Может, они сразу отвергли этот вариант из-за сложных отношений с Толстых. Ну а "Крылья" оказались самыми настойчивыми. И я собрался в Самару. Правда, в последний момент меня едва не перехватил "Уралан". Я и билет уже купил, мы с женой все вещи упаковали, но за полчаса до отъезда в аэропорт вдруг позвонил из Москвы селекционер "Уралана". Я объяснил ему, что обо всем уже договорился с "Крыльями". Но элистинцы оказались очень упорными. Они и в офис "Балтики" успели позвонить, предложив заплатить больше, чем самарцы. После чего директор калининградского клуба Зиборовский уговаривал меня изменить решение. И главный тренер "Уралана" Павел Яковенко подключился... В общем, за полчаса они где-то шесть-семь звонков сделали. Но я в то же утро уже разговаривал с Аверьяновым, и мы обо всем конкретно договорились. Нарушить данное обещание я уже не мог. И тем более рад, что когда приехал в Самару, руководители "Крыльев" начали выполнять свои обязательства. Но после тех телефонных разговоров с Элистой я понял, что "Уралан" наверняка выиграет первую лигу, раз этот клуб способен за 30 минут перекупить игрока высшей лиги.

- Отыграв месяц в "Крыльях", вы успели почувствовать особенности игры команды?

- Да, она использует, пожалуй, более закрытый вариант, чем "Балтика". В Калининграде в домашних матчах наши крайние полузащитники фактически становились нападающими. Здесь же они больше заняты оборонительной работой. Да и вообще, большинство футболистов "Крыльев" имеют задания по персональной опеке при игре в защите.

- Своими первыми матчами за новую команду вы довольны?

- Эмоционального настроя мне хватило - я сильно хотел себя проявить в "Крыльях". Но мне еще не до конца удалось адаптироваться к игре команды. Пока я не всегда предугадываю действия одноклубников. А для форварда ведь очень важно голевое чутье. Достаточно вспомнить хотя бы наше обидное поражение от "Динамо". Терехин сумел угадать, в какой точке у ворот окажется мяч после прострела, а я раза четыре находился не в нужном месте.

- Физическая форма в порядке?

- За последние два месяца, проведенных в "Балтике", я ее немного растерял. На тренировках-то я достаточно работал, но форма футболиста поддерживается обычно в оптимальном состоянии, если он имеет игровую практику. А ее мне как раз и не хватало.

- Для вас все забитые голы одинаково дороги?

- Нет, конечно. Есть особенно памятные. А больше всего приятных воспоминаний связано с голом, который в позапрошлом сезоне вывел "Балтику" в высшую лигу. Его я забил минут за пять до конца игры "Уралмашу". Нам тогда обязательно выиграть нужно было. Я до сих пор иногда просматриваю кассету с записью того матча. И когда вижу, как радовались наши болельщики, даже слезы к глазам подступают. После игры казалось, что все двадцать тысяч человек хотят выбежать на поле - со стадиона уйти было невозможно.

- Как вы считаете, игра в "Крыльях" оставит след в вашей биографии?

- Сейчас, понятно, трудно об этом говорить. Лично мне нравится, что команда постоянно ставит задачи выше тех, которые уже достигнуты. А в начале сезона даже ходили разговоры, что в Самаре собираются создавать суперклуб...

Михаил Шпенков
"Самара Спорт-Экспресс"
25 августа 1997 года.